Имя:       
Пароль:
Регистрация Забыли пароль?
Версия для печати
Комментарии: (0)   Рейтинг:
После неудачи на Евровидении-2004 ходили упорные слухи о депрессии Савичевой и даже о ее попытках суицида. На днях мы пообщались по телефону, и Юлия опровергла все эти домыслы.

В маленьком зауральском городке Курган в семье музыкантов родилась эта девчонка, которая внешне так напоминает Пеппи Длинныйчулок, а своими пронзительно-лирическими песнями способна растрогать даже бесчувственный чурбан. В раннем детстве Юля занималась хореографией, в школьном отрочестве — бальными танцами (была даже чемпионкой Москвы). Дебют на сцене состоялся во время концерта группы «Агата Кристи», Юле было тогда четыре года. В семилетнем возрасте она уже выступала в новогодних спектаклях московского ДК «МАИ» и даже получала зарплату. Около десяти лет назад судьба свела ее с Максом Фадеевым (кстати, земляком Савичевой) — Юлия пела бэк-вокал в альбоме Линды. Вторая встреча состоялась на «Фабрике звезд-2» в 2003 году. И хотя Савичева не стала победительницей, она выиграла в профессии, подписав контракт с одним из самых успешных продюсеров России.

— Юлия, у нас, к сожалению, в последнее время маловато информации о вас. Какие новости?

— По-моему, исключительно хорошие. Вот Новый год скоро. Началась подготовка многочисленных телепрограмм — только успевай. Вышел альбом под таким же названием. В него вошли также треки из первого альбома «Высоко», только записанные в режиме life. Песни Макса Фадеева и нашего барабанщика Евгения Никулина те же, но совершенно другая энергетика, а значит — и восприятие будет другое.

— Хотелось бы послушать. Надеюсь, на днях мы с вами встретимся в Киеве на съемках программы «Новогодний разгуляй» во Дворце «Украина».

— Да, я буду участвовать в этой программе, но, к сожалению, пока не знаю, какой она получится. Могу рассказать о других — тех, которые снимались в Москве. В передаче «Ночь в стиле детства» на СТС я спела песенку Шаинского «Облака — белогривые лошадки». Мне понравились там декорации — настоящий сказочный лес. А на Первом канале в очередной версии «Старых песен о главном» я пою «Новый поворот».

— Вы упомянули Макса Фадеева. В музыкальной тусовке ходят слухи, что его песня стоит $50 000.

— Что вы говорите? Это невероятно. Я об этом понятия не имею.

— Значит, вы не платите за свои песни?

— Нет, конечно. Поэтому ничего не могу сказать о том, сколько стоит его песня.

— У вас с ним контракт или просто дружеские отношения?

— Контракт. Мне предоставлена определенная творческая свобода, то есть я могу сама предлагать какой-то материал, выбирать песни. Но Фадеев имеет прямое отношение ко всему, что я делаю.

— То есть окончательное слово все-таки за ним?

— Естественно.

— Интересно, а в вашу личную жизнь контракт каким-то образом вторгается?

— Нет, абсолютно! Никаких запретов. Люди, с которыми я работаю, не препятствуют ничему. Единственное, о чем я всегда должна помнить, так это, что человек публичный всегда на виду, нужно соответствовать, нормально выглядеть, где-то бывать, на каких-то мероприятиях.

— Такая публичность не напрягает?

— Я ведь знала, куда шла и на что, когда пошла на «Фабрику звезд». Да и мои родители — музыканты. С детства общалась с артистами, с людьми искусства, которые всегда были на виду. То есть на самом деле публичность — никакая не обуза. Мне смешно, когда артисты жеманничают, мол: ой, не могу уже, устала постоянно быть в центре внимания! А как в шоу-бизнесе может быть по-другому?! Кстати, ни о каких там особенностях своего поведения не задумываюсь, всегда остаюсь самой собой, специально не разрабатываю манеры — ничего надуманного.

— Чем вы занимаетесь, когда не работаете? Пару слов о том, что обычно остается за кадром.

— Вообще-то такое случается редко — у меня много концертов запланировано на декабрь. Но вот сейчас выдалось несколько свободных дней — и мы делаем дома ремонт.

— Мы? А с кем?

— С моим молодым человеком. Стараемся все сделать своими силами.

— Поговорим о Евровидении. Какой опыт дал вам этот конкурс?

— Только положительный. Знаете, мне просто смешно, когда кто-то начинает рассказывать о том, что якобы после Евровидения-2004 у Савичевой была какая-то мегадепрессия. Дело в том, что не такой я человек, чтобы в случае неудачи сесть и плакать. Я запоминаю позитивное, и даже если бывают неудачи, быстро их забываю.

— Выходит, вы считаете свое выступление неудачным?

— Конечно, все ведь рассчитывали, что Россия будет на первом месте — после того как на предыдущем конкурсе группа «Тату» заняла второе.

— А вы на какое место рассчитывали?

— Я — на любое. Я была готова ко всему. Для меня было важно выйти в финал. И я попала в финал. Это считаю своей настоящей удачей. Парадокс в том, что я знала, что такое Евровидение... до того, как поучаствовала в нем. После конкурса мне было намного сложнее оценить происходящее. Знаете, все-таки многие моменты во время голосования выглядят подозрительно. Особенно то, как выставляются оценки. Это — политика, поэтому, наверное, все можно предвидеть. Скажем, страны-соседи или те, у которых нормальные отношения, ставят друг другу высокие баллы. Я убеждена: это — политический конкурс.

— Скажите, Юлия, вы считаете себя «проектом»? На сколько альбомов рассчитываете свой потенциал как певица?

— На много! Поэтому проектом себя не считаю — работаю с музыкантами, все концерты — вживую. Сейчас готовим третий альбом.

— Что для вас важнее — работа или карьера?

— А для меня музыка — не работа. Это способ самовыражения. Я счастливый человек: так хорошо совпало, и за то, что я занимаюсь любимым делом, мне (совсем как в анекдоте) еще и деньги платят. Онлайн : 0 пользователей, 6 гостей :