Имя:       
Пароль:
Регистрация Забыли пароль?
Версия для печати
Комментарии: (0)   Рейтинг:
Тина Канделаки: Мои сегодняшние гости, это Юля Савичева и Иракли. Я сегодня была в компании очень молодых интеллектуалов-снобов. Я сказала, что вы сегодня будете у меня в гостях. И знаете – не поверите: интеллектуалы-снобы мальчики сказали, что им нравится Юля, а девочки сказали, что им нравится Иракли. И вы совсем не попса для них. А я-то думала!

Иракли: Юля, не обращай внимания: Тина, прежде чем разорвать своих собеседников, делает им комплимент.

Тина Канделаки: Факт в том, что вы нравитесь людям.

Юлия Савичева: Это же здорово. Нужно идти дальше, дальше.

Иракли: Всем невозможно понравиться. Кому-то нравишься, кому-то – нет.

Тина Канделаки: Самое главное: вы попса, или не попса?

Юлия Савичева: Слово «попса» можно определить ко всему: если это популярно, значит, это попса. Ведь рок-музыка тоже может быть популярной. Есть качественная поп-музыка, и не качественная.

Тина Канделаки: Детей на сцену выпускать нельзя. Сколько тебе лет было, когда ты вышла на сцену?

Юлия Савичева: 4 года.

Тина Канделаки: Мне говорили друзья–драматические артисты, что если ребенка выпустить на сцену в возрасте 4-5-6 лет, то все, у этого ребенка выбор предопределен.

Юлия Савичева: Во-первых, меня без моего желания не выпустили бы. Я вдруг в 3 года вскочила на стол и стала танцевать. Меня не потащили на сцену, мне это нравилось самой.

Тина Канделаки: Ну, у Иракли хотя бы был выбор между футболом и сценой...

Иракли: Мои первые воспоминания о сцене были не очень приятными, потому что это был экзамен по скрипке в 5 лет. Я очень волновался, мое пребывание на сцене пролетело за один миг. Я только понял, что мне аплодируют, значит, наверное, неплохая оценка. Но никакого удовлетворения от пребывания на сцене в 5 лет я не получил.

Тина Канделаки: Я завидую твоей маме – в 5 лет она тебя убедила музицировать на скрипке. Это как так выдрессировать можно?

Иракли: Меня самого тянуло к музыке. Не к скрипке – к музыке.

Тина Канделаки: Я не понимаю, как тебя в детстве приманили.

Юлия Савичева: Меня не убеждали и не прикармливали. Это тонкий момент – увидеть то, что ребенок хочет делать.

Иракли: Я несколько не соглашусь. Часто бывает, что процесс воспитания проходит через боль. Спортсмены не могут стать чемпионами без этого.

Тина Канделаки: Анна Курникова, говорят, до сих пор с мамой не разговаривает.

Иракли: Курникова, при всем уважении, ни разу не была первой ракеткой мира. А я говорю о людях, которые реально добиваются результатов, и все это происходит через боль, кровь. Между прочим, грузинская школа классической музыки – отличная.

Звонок зрителя: Где вы себя чувствуете увереннее – на сцене, или в жизни?

Юлия Савичева: И в жизни, и на сцене, бывает по-разному. Бывает, что и там, и там, ты чувствуешь себя неуверенно.

Тина Канделаки: Где чаще теряешься?

Юлия Савичева: На сцене я себя чувствую уверенно всегда. Бывают, конечно, непредвиденные ситуации, тогда начинаешь нервничать и что-то еще. Но на сцене ты должен быть королем.

Тина Канделаки: У Иракли всегда образ брошенного принца. Даже не столько бросили, сколько: «Опять не та принцесса».

Иракли: Нет такого. Подозреваю, что ты слышала несколько хитов, и по ним составила свое мнение. Но ведь есть и альбомы, в которых несколько больше песен, чем ты слышала. Я обязательно тебе подарю.

Тина Канделаки: Но счастливых же никто не любит, приятнее сострадать.

Иракли: Ну почему? «Вова-чума» была популярной песней. Я там довольно счастливо выгляжу.

Юлия Савичева: Если сравнить со мной, то у меня вообще все плохо.

Иракли: Я не говорю, что у меня все отлично и по жизни. Если бы у меня была супер счастливая любовь, я бы, наверное, вряд ли занимался песней, я растил бы детей. Это отчасти из жизни. Это не придумывается, это искренне.

Тина Канделаки: Правильно выбранные образы... Ты знаешь, что про тебя говорят...

Иракли: Много что говорят.

Тина Канделаки: Молодой Меладзе...

Иракли: Мне не нравится такое выказывание. Меладзе - прекрасный исполнитель, но что значит – Меладзе...

Тина Канделаки: Он модный, и ты модный.

Иракли: Сравнивают со многими исполнителями, но редко когда попадают.

Тина Канделаки: А сам хотел бы на кого-то быть похож?

Иракли: Есть много учителей. В детстве – Майкл Джексон – он вообще один из гениальных музыкантов XX века...

Тина Канделаки: Которого погубил папа.

Иракли: Да, как раз то, о чем мы говорили с вами.

Тина Канделаки: Я недавно увидела документальный фильм про Джексона, где он рассказывал, что он в детстве хотел гулять, а его заставляли работать.

Юлия Савичева: Про себя я могу сказать, что я трудолюбивая сама по себе, никогда меня родители ничего не заставляли делать, они не сталкивались с этим.

Тина Канделаки: В твоем, Иракли, образе есть галантность, внимание особенное. Хотя, Юля, наверное, лучше у тебя про это спросить.

Юлия Савичева: Когда он выходит на сцену, все увеличивается в два раза. Все его положительные качества обрушиваются на зрителя.

Тина Канделаки: У тебя были образы, на которые ты хотела быть похожа?

Юлия Савичева: Есть песня, то, как ты ее почувствуешь, внутреннее состояние – это и есть образ.

Тина Канделаки: Тебя с кем-то сравнивали? С первой песни...

Юлия Савичева: Я не помню, чтобы меня с кем-то сравнивали. Говорили, что я плачу и для этого закапываю себе что-то в глаза.

Тина Канделаки: Сейчас – время продюсеров. И не ты, а тебя выбирают...

Юлия Савичева: Я думаю, что скоро все встанет на свои места, такой момент будет.

Иракли: Я думаю, что все относительно. Может быть, что-то бросается в глаза, поэтому создается такое впечатление. Есть вещи, опровергающие это суждение. То, что существуют продюсеры – это нормальная ситуация. У Майкла Джексона тоже был продюсер, без которого бы он никогда не был таким, каким он стал. Есть тренер, есть футболист - есть актер - есть режиссер. Я воспринимаю продюсера не как бизнесмена и только, но как творческую единицу.

Звонок зрителя: Как вы оцениваете свое выступление на «Евровидении»? Мне показалось, что надежды, которые на вас возлагали, были не совсем оправданы...

Юлия Савичева: Я даже не могла представить себе тогда, какая ответственность на меня легла. Волнение было жуткое, когда я со сцены увидела, что вообще происходит. А самой главной мыслью у меня было, когда я вышла на сцену: «Господи, только бы не упасть с танцоров!». Все, если бы я еще и упала, это был бы грандиозный провал.

Тина Канделаки: Плакала потом?

Юлия Савичева: Да, плакала. Я плакала навзрыд. Я старалась, честное слово, я сделала все, что на тот момент могла сделать.

Иракли: Мне совершенно понравилось Юлькино выступление. Я был не в России, безумно нервничал. Да и кто там не волновался? Но наши граждане запомнили только то, что наша участница волновалась.

Тина Канделаки: У нас же все гипертрофированно, у нас любят насмерть.

Юлия Савичева: Я была, конечно же, шокирована, что так сразу же все произошло. Я не понимала, что будет. Я никогда не смотрела этот конкурс и не понимала, насколько это глобально.

Тина Канделаки: Может быть, нужно посылать тех, кто постарше?

Иракли: Не нужно туда посылать за результатом. Музыка – это не спорт. Мне вообще было иногда смешно смотреть «Евровидение». Я Юлькин конкурс смотрел очень внимательно, в отличие от всех остальных. Есть бартер, когда одна страна ставит оценку другой, и наоборот. Это очевидно, систематически. У меня возникали иногда сомнения по поводу компетентности жюри и расстановки мест. Во-вторых: нужно спокойнее относиться к этому, потому что это – не спорт.

Тина Канделаки: Если тебя пригласят, поедешь?

Иракли: Не хочу, это неблагодарное дело. В прошлом году у меня была возможность подать заявку, но я не стал. Я не боюсь проиграть, просто я, во-первых, не верю, что это правда. Я не люблю говорить даже про голосования в Думу, поэтому не хожу на выборы.

Юлия Савичева: Я бы хотела сказать о планах. Сейчас у меня вышла новая песня – это саундтрек к сериалу «Не родись красивой», который идет на СТС. Скоро мы снимаем на эту песню клип. И есть еще грандиозные планы. Работаем над собой.

Тина Канделаки: Все поп исполнители хотят быть королями эстрады...

Иракли: На это я часто отвечаю словами из песни Валерия Сюткина: «Кого-то манит вверх, кого-то – тянет вниз, а мне приятно просто петь». Это – доминирующий момент творчества. Приятно, конечно, я получаю удовольствие от репетиций с моими музыкантами. Конечно, приятно щекотит тщеславие, когда занимаешь первые места в хит-парадах. Но это не самоцель. Сейчас еще система шоу-бизнеса в России построена так, что только один-два исполнителя собирают огромные залы. Почему так происходит? Потому что огромное количество концертов у исполнителей из-за того, что это - основной доход. Вместо того, чтобы спокойно продавать компакт-диски, минуя пиратов, зарабатывать копеечку, и делать грандиозные шоу, лучше побольше дать концертов.

Тина Канделаки: Времени значит нет?

Иракли: Не-ет. Дело в том, что если бы тебя видели реже, люди бы ходили. Кроме того, если есть деньги от продажи компакт-дисков, появляется определенный бюджет, чтобы сделать качественный концерт с офигительным шоу, прекрасными декорациями. Приходится искать спонсоров на стороне. В этом плане девушкам легче, чем нам-пацанам.

Тина Канделаки: Юленька, тебе легче в этом плане?

Юлия Савичева: Такого еще ни разу не было, чтобы с мешком денег дяденька подошел.

Иракли: У Юли есть бойфренд, который всех отгоняет.

Юлия Савичева: Да не отгоняет он!

Тина Канделаки: Бытует мнение, что девочкам в шоу-бизнесе легче сделать карьеру. Это так?

Юлия Савичева: Я думаю, что наоборот. Мне кажется, что у Иракли больше сумасшедших фанаток. Он парень.

Тина Канделаки: И они дают деньги?

Иракли: Гусары денег не берут!

Тина Канделаки: Вы можете сказать: «Я бы без Максима Фадева не состоялся!». По порядку.

Иракли: Я не знаю, что было бы, если бы не было Макса. Может, состоялся бы, может нет.

Юлия Савичева: Этот человек практически меня вырастил, это мой второй отец, он очень много в меня вложил.

Тина Канделаки: А сильно он изменился? Ты можешь его вспомнить того худого, когда он был успешным исполнителем?

Юлия Савичева: Какой Макс был, тот огонь в глазах, он и есть. Это король с большой буквы. Он всегда говорил очень важные вещи.

Тина Канделаки: А чего ты боишься с момента твоей плотной интеграции в шоу-бизнес?

Иракли: Может быть, я сейчас не готов к такому откровенному разговору, может быть, я не задумывался о каких-то таких вещах. Не знаю, нет никаких страхов.

Тина Канделаки: Многие вещи же очень жестокие.

Иракли: Я стараюсь от этого убегать. Мне достаточно своей скорлупочки. Тусовка – не моя тема. Мне достаточно заниматься моим делом во главе с Максом. Слава Богу, он появился. Я, наконец-то, знаю, что со мной будет.

Тина Канделаки: Получается замкнутый круг: сначала все рвутся дружить со всеми, но неглупые люди от этого очень быстро устают и начинают говорить, что не хочется дружить с людьми, которые тебя не любят, но нужно же светиться! Как разорвать этот замкнутый круг?

Иракли: Искренне говорю: отчасти был стимул – популярность. Но это не большой процент. Оба человека, которые здесь сидят, пришли ради того, чтобы заниматься музыкой. И даже на «Фабрику звезд» пришли не становиться звездами, как туда пришли многие люди, находящиеся вокруг нас, часто даже не мотивируя свое желание. Я искренне могу говорить об этом. Если бы не было Макса во второй «Фабрике», меня бы там не было. Я уже вырос, мог бы заниматься бизнесом.

Тина Канделаки: Фабриканты реально могут дружить между собой?

Иракли: Все участники «Фабрики звезд» являются, в первую очередь, людьми. Они могут дружить или не дружить.

Юлия Савичева: Почему думают, что раз фабриканты, то все должны дружить?

Тина Канделаки: Вы видели клип «ВАИгры», посвященный «Фабрике»?

Иракли: Да. Но мне кажется, что это некоторая озлобленность со стороны некоторых артистов, мотивированная тем, что резкий упадок популярности, потому что появились молодые да талантливые. Если бы это сказал мэтр, Леонид Агутин, например, в своем клипе, который уважаем как музыкант... А то, что это «ВАИ ГРА», которые за денежки проплатили клипы, то это смешно.

Юлия Савичева: Дело в том, что понятно, что «Фабрика» - это «Фабрика», но когда человек оттуда выходит, то это уже свободное плаванье.

Тина Канделаки: У тебя один альбом. У тебя тоже один?

Юлия Савичева: Да.

Тина Канделаки: С какой частотой должны выходить альбомы?

Юлия Савичева: Не важна частота, важно качество. Я сейчас уже думаю о том, что будет, о своем будущем. Будет второй альбом, главное – задаться целью. А самое главное – нужно удивлять людей.

Тина Канделаки: У вас разница сколько?

Иракли: Тебе 19?

Юлия Савичева: 18.

Иракли: Десять лет.

Тина Канделаки: Получается – разные поколения. У тебя такая же жизненная позиция?

Иракли: Конечно, нужно делать. По поводу альбома мне нравится позиция нашей компании: сроки ставятся, но они довольно свободные, а не к какому-то сроку нужно сделать альбом.

Тина Канделаки: Я про другое. У тебя замечательный, мелодичный голос. Но ты же понимаешь, что мелодичная песня большой аудитории не нужна.

Иракли: Опять-таки: мне нравится позиция нашей компании. Я ради этого и пришел на «Фабрику» - к Максу Фадееву. Вряд ли он позволит идти на поводу у народа.

Тина Канделаки: У Макса лучше получается с мальчиками, или с девочками? Для кого он пишет песни лучше?

Иракли: Мне кажется, что лучшие песни Макса – написанные себе.

Тина Канделаки: Радует ваш оптимизм. У меня появилась надежда.

©2005 Телеканал СТС Онлайн : 0 пользователей, 21 гостей :